?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О статье Самуила Мнацаканова на Богослов.ру. Предисловие
О статье Самуила Мнацаканова на Богослов.ру. Часть первая
О статье Самуила Мнацаканова на Богослов.ру. Часть вторая
О статье Самуила Мнацаканова на Богослов.ру. Часть третья
О статье Самуила Мнацаканова на Богослов.ру. Часть четвертая




К вопросу о допущении к Таинствам в Православной Церкви членов Армянской Апостольской Церкви

Часть вторая.



  • До II Двинского собора 555 (554) года при католикосе Нерсесе II (548–557), когда официально был предан анафеме Халкидонский собор, между ААЦ и Византийской Церквями сохранялось еще евхаристическое общение на почве принятия Энотикона – документа, изданного императором Зеноном в 482 году с целью примирения сторонников и противников Халкидонского собора, однако бросающего тень на сам собор[12].

С этого фрагмента и дальше, Самуил Мнацаканов начинает строить свои теории на основании «фактов-перевертышей», т.е. проблемы вытекающие из своей византийской традиции перелагает на ААЦ, при этом приписывая ААЦ понятия ей неведомые.

Во-первых, о так называемом «евахаристическом общении». Что это, вообще, такое? Как по мне, это такая греко-русская заморочка, призванная завуалировать раскольничью сущность и конфессиональную замкнутость Грекославия вообще, и как следствие, РПЦ в частности. Мы же, чада Святой Армянской Церкви, никакого «евахаристического общения» не знаем. Мы знаем, что такое Причастие Христу и что такое межцерковное общение. Мы как бы не путаем и не смешиваем Божественное Таинство с людскими разборками, каким бы «высокими» идеями они не прикрывались. По нашей вере, все христиане едины во Христе невзирая на человеческие разногласия в Церкви Божьей, потому что если в нашей Чаше Христос, и Тот же Христос в Чаше РПЦ и Тот же Христос в Чаше РКЦ, то мы все едины Причастием Единому Христу и именно этим составляем Единую Церковь. А вот имеем ли мы между собой человеческое общение, это уже вопрос второй.



Т.о., верующие поместной Церкви Армении, едины во Христе с верующими всех других поместных Апостольских Церквей, поскольку все они причащаются с нами одного и того же Христа и вместе с нами составляют Единое Тело. Это так, даже если ключники с этим не согласны, надменно решив, что они присвоили себе Бога. Одна поместная церковная Община может поссориться с другой поместной церковной Общиной по политическим или любым другим причинам, исходящим из общей греховности человека, но чтобы из-за грехов людских Дух Святой покинул СВОЮ Церковь? Утверждать такое само по себе богохульство, но именно это и утверждают апологеты грекославного изоляционизма, возомнившие себе, что Христос, покинув всех, держится только у них, видимо потому, что идти уже больше некуда.

Для нас такое мнение псевдоправославных ключников о себе, хуже чем ересь. Ведь ересь – это ошибка в переосмыслении учения апостолов, и это со всяким может случиться, если переоценит свои богословские способности. А вот утверждение, что в Литургической Чаше Апостольской Церкви (не такой как у них исторической традиции) Христос не настоящий – прямая хула на Духа Святого. Ключники обычно не понимают, как это при различии в богословских доктринах, у всех Евахаристия может быть истинной? Логика их та, что потому и разное богословие, что у кого-то оно неправильное, т.е. еретическое. Но то, что у кого-то учение действительно повреждено, и мы и не возражаем. Даже открыто говорим у кого именно оно повреждено ))) Разница между нами лишь в том, что мы не переносим проблемы богословствования на Евхаристию. Богословствования от людей, а Евхаристия от Бога. Мы можем говорить, что по вине некоторых словоблудливых религиозных философов Римской империи в Греческую и Латинскую Церкви проникли болезни ереси, но мы никогда бы не подумали, что из-за болезнетворного словоблудия и надменности этих людей Бог оставил уповающих на Него греков и латинян. Напротив, мы уверены, что болеющие нуждаются в Господе более чем здоровые.

В конце концов, и болезни те не такие уж и смертельные, как о том визжат ключники. Ведь мы не в сути Христовой веры различаемся (как это можно было бы сказать об арианах или савеллианах), а только в философских рассуждениях О вере. Если прекратить порочную практику пустопорожнего переливания мало кому понятными терминами «сущность, природа, ипостась, лицо» которые даже не одинаково понимаются в разных традициях (а иногда и внутри той же грекославной традиции), а говорить нормальным человеческим языком, как это делали древние христиане, то окажется, что нам и спорить не о чем. Евхаристия происходит на Литургии, и на Литургии мы все произносим практически идентичный Символ Веры, чем подтверждаем действительную идентичность свого исповедания. На Литургии мы не начинаем разглагольствования о количествах природ, о тварных энергиях и прочей мало увязываемой с Евангелием Господа чепухе. Мы все исповедуем и веруем в Отца, Бога истинного, в Сына, Бога истинного, в Духа Святого, Бога истинного. Мы все исповедуем и веруем, что Сын Божий истинно воплотился и родился от Богородицы и стал Человеком, во всем как мы, кроме греха. Мы веруем в Единую Кафолическую Церковь, распространенную в народах апостолами Господа. Мы веруем во Второе Пришествие, в Воскресение, Суд и жизнь вечную и все это есть СУТЬ нашей ОБЩЕЙ христианской веры. А все остальное, что вне Символа – лишь жалкая попытка эту веру объяснить, часто переходящая все границы допустимого в отношение Тайны.

Т.е., тут не вопрос, чья вера лучше и правильнее, ибо она одна на всех. Тут вопрос только в том, кто лучше и правильнее эту общую веру объясняет. И кто из нас эту веру лучше объясняет, тоже является предметом веры, поскольку ни одна богословская система не совершенна. Грекославные верят, что они лучше объясняют, латиняне верят в свои объяснения. А раздоры начинаются от того, кто какие выводы делает из своей веры в правильность своего объяснения. Небезосновательно считая свои объяснения веры более правильными, мы не говорим, что Греческая и Латинская Церкви, со своими отчасти неправильными объяснениями нашей единой веры перестали быть Церковью, и Бог их оставил загнивать в грехах. Но вот грекославные думают и говорят именно так. Они, как говорится «на полном серьезе» считают, что Бог пребывает только у них, а всех остальных Он оставил. Они ставят свою веру в себя выше веры Христовой. И вот это и есть главный конфессиональный порок Грекославия, являющийся причиной появления Ключничества – сектантства, мнящего себя «православием».

Во-вторых, о «фактах-перевертышах». Наш «православный» Самуил, рассказывая о разрыве церковных связей между Константинопольской Церковью и ААЦ (что есть факт), сознательно или по некомпетентности, все ставит с ног на голову, пытаясь сместить момент разрыва отношений во времени и представить виновной в разрушении церковного единства Армянскую Церковь с ее Двинским собором. Но объективная реальность в том, что это единство, державшееся на Энотиконе Зенона (о чем он сам и говорит), было разрушено гораздо раньше Двинского собора, и разрушено Константинополем, а не ААЦ. Не армяне отвергли объединяющий Энотикон, а греки. При этом нужно не забывать, что отвержением Энотикона единство было разрушено греками не только с ААЦ, но со всеми Восточными Церквями. Когда к власти в империи пришел Юстин Первый, он ради мира с Римским папой и устранения т.н. «Акакианской схизмы» (раскола между Римом и Константинополем), отверг Энотикон и провозгласил Халкидон «Вселенским Собором». Он же, обращаясь с византийским духовенством как с марионетками, низложил всех непокорных нехалкидонских епископов и патриархов и поставил послушных его воле халкидонитов.

Ключники в полемике всегда оперируют «фактами-перевертышами». Рассказывая миф о том, как «армяне отделились от Вселенской Церкви», они игнорируют реальную историю, по которой принуждаемые кесарями греки отделились от всех других христианских народов Востока ради покорности Риму. Ведь реальность, в которой грекославные предстают раскольниками и не более чем одной группой среди многих групп, им не выгодна. Чтобы добиться «виртуальной масштабности», они лицемерно противопоставляют «незначительных и малочисленных армян» «Всей Великой Вселенской Церкви», в то время как реальное противопоставление было между папско-придворной партией и всей Церковью Божьей. Если бы не папские интриги и репрессии кесарей, Халкидонизм очень скоро бы выродился в мелку секту и в итоге исчез бы, но случилось то, что сумев навязать веру папы Льва грекам, кесари перевели разделение в национальную плоскость, где в итоге греки с латинянами оказались в противостоянии всем христианским народам Востока.

В любом случае, принимая как точку отсчета завершение Акакианской схизмы, мы может утверждать, что общение между, теперь уже халкидонитской Константинопольской Церковью и всеми нехалкидонскими Церквями Востока прекратилось в 519-ом году, а не в 554-5 годах, после Второго Двинского собора. Армянский Двинский собор не имеет никакого отношения к коптам и основной массе сирийцев, которые при Юстине тоже оказались в разделении с греками. Двинский собор ААЦ, проходивший уже во времена Юстиниана, лишь сделал факт уже давно существующего разделения документально подтвержденным для самой ААЦ. И естественно, что при неактуальности Энотикона Зенона, ААЦ и другие нехалкидонские Церкви уже не имея причин дальше придерживаться «толерантности», на своих соборах официально провозгласили то, что все они знали и так – Халкидон еретичен, а томос Льва нечестив.


  • В данном же случае, по всей видимости, впервые после официального разрыва евхаристического общения на II Двинском Соборе, ААЦ налагала епитимии соборным решением на тех, которые в свое время «причастились с исповедующими и принимающими Халкидонский собор и томос Льва»[13] и затем пожелавшими вновь присоединиться к ААЦ.

Не знаю, то ли по своей неспособности улавливать суть получаемой информации, то ли по причине полемической недобросовестности, но Самуил не понял или сделал вид, что не понял смысла тех прещений в связи с причастием аванского армянского духовенства с халкидонитами, проще говоря, с византийцами-оккупантами. Епитимии накладывались не на тех верующих ААЦ, кто, будучи на чужбине, вынужден был причащаться у греков или латинян. Проблема была в том, что на канонической территории ААЦ, представители другой поместной Церкви под защитой своих войск принуждали армянское духовенство к «причастию», чем закрепляли их уход из ААЦ в некое подобие единства с греками. Так совершалась не только профанация Таинства, но и каноническое преступление – эти так называемые «причастники» образовывали альтернативную раскольничью юрисдикцию и формально становились сотрудниками оккупантов.

Такой бы проблемы вообще не встало, если бы речь шла о взаимном причащении двух христианских народов живущих в Любви и Мире. В конце концов, каноны запрещающие причащение армян у греков можно было бы представить как следствие конфессионального разделения, если бы таковые были приняты непосредственно после разделения, как раз на том Втором Двинском соборе, а не много позже, после политического порабощения армян византийцами и учиненного ими раскола в ААЦ. Но разве Самуилу это все интересно? Нет, у него есть три «идеи фикс» и он их строго держится - 1. Веровать в миф о том, что противопрестольный нехалкидонитский Аванский католикосат был халкидонитским; 2. Утверждать, что бывшие участники антиканонического аванского раскола отрекались от Халкидонизма; 3. Внушать своим читателям, что каноны ААЦ против действий аванских раскольников направлены в принципе на запрет верующим ААЦ причащаться от грекославных.


  • Тех же, кто не принимал канонов об анафеме еретиков и их учений (в числе которых Халкидон и томос Льва) и постановлений, касающихся принятия клириков, которые недавно причащались с «халкидонитами», собравшиеся в «столичной церкви Двина» отцы предали анафеме: «А если кто не послушает и отступит... из князей, или из священников, или из епископов, или из мирян, – да будут анафематствованы ( նզովեսցին ) душой и телом, со всею жизнью своей, и примут наказание без милости от праведного суда Божьего, здесь и будущем (веке)»[14].

Сделав эдакий словесный бутерброд из собственных толкований и одной цитаты, Самуил Мнацаканов настойчиво ведет своих читателей в сторону от реального смысла комментируемого документа. При этом, в желании к уже сказанному добавить подробностей (это такой способ представить себя компетентным и многосторонне осведомленным), он начинает повторяться, но теряя бдительность приоткрывает читателю то, что анафемы были не против Халкидона как такого (как если бы речь шла о присоединении бывших халкидонитов), но Халкидон там упомянут в числе прочих ересей. К тому же, чем дальше, тем больше он указывает, что анафемы произносились не в связи с чьим то переходом в Халкидонизм и обратно, а в связи с причащением с халкидонитами. Тут расчет на то, что все уже скушали и усвоили байку о том, что Аванский католикосат был халкидонитским, а потому, что бы теперь не говорилось, никто не увидит противоречия.

Но коль он повторяется в своих утверждениях, чтоб прочнее засадить в мозг читателя свои домыслы, то и мне приходится повторяться. Выше приведенными цитатами про анафемы, Самуил хочет представить, что ААЦ той поры в принципе настроена была против Таинств Греческой Церкви, и накладывала вечные заклятия на всякого, кто посмел бы причаститься от греков. Но, отвергая эти его объяснения как инсинуацию, поясняю – смысл утвержденных канонов был только в одном – оградить Армянскую Церковь в ситуации не прекращающегося агрессивного и навязчивого прозелитизма византийцев. И вот это лукавое Маврикиево «причастие» с ножом у горла, как раз из таких имперских методов прозелитизма. Если бы у византийцев не было навязчивой идеи уничтожить самобытную Армянскую Церковь, вламываясь в Армению своими грязным сапожищами, порабощая армян политически и духовно, но относились бы они как Церковь-Сестра к равной себе Церкви-Сестре, то и при различии в христологии можно было общаться и причащаться друг у друга.

Ведь как я уже сказал выше, от людской философии, которая с некоторых пор гордо именуется «богословием» и вносит разделения в Церковь Божью, содержание Таинства Церкви не может поменяться, потому что не людской философией, правильная она или не правильная, претворяются Дары в Тело Христово, а Духом Святым. Ведь такие же почти проблемы как с греками, есть у нас уже много веков и в отношениях с Сирийской и Коптской Церквями. Они содержат в своем учении отвергаемую нами христологию Северианства, но это не становится поводом для нас хулить их Литургию и не позволять своим верующим у них причащаться. Халкидониты со своим обособленческим экклесиологическим мировоззрением недоумевают, мол, как это армяне анафематствуя во веки веков Севира имеют, как они говорят, «евхаристическое общение» с сирийцам и коптами? Но недоумений бы не было, если бы они на минутку вспомнили, что мы причащаемся не Севира с его ложной философиею, что есть ересь, а Христа. Ложная философия, происходящая от патриарха Севира или папы Льва, не может лишить Церковь Божью Благодати, а потому мы можем причащаться и у севириан, и у халкидонитов.


  • Как известно, определения этого собора до сегодняшнего дня остаются в силе и Армянской Церковью не пересматривались и не отменялись. Если же соборные определения остаются в силе, не способствуют ли в таком случае современные клирики ААЦ, вопреки канонам Двинского собора, тому, что их паства, причащаясь в православных храмах с «сонмом диофизитов», подпадает под «анафемы» своей же Церкви?!

Похоже, Самуилу Мнацаканову не только известно про ААЦ нечто такое, чего не известно самой ААЦ, но он еще и оказывается большим специалистом по канонам ААЦ. ))) Но приходится его разочаровать. Как я уже объяснил, те каноны создавались не для запрета причащаться верующему на чужбине (там об этом ничего не написано), а для недопущения впредь расколов в своей Церкви через такое богохульное «причастие» (об этом там написано). Нельзя над человеком совершать насильственного Таинства. Христианство такого не подразумевает, но наоборот, осуждает. Даже если бы речь не шла о конфессиональном противостоянии, но вторгшаяся на чужую землю армия представляла единоверцев, желающих из политических мотивов расколоть местную Церковь, то и в том случае такое «причастие» было бы порицаемо.

А что касается верующих, оказавшихся на чужбине без окормления своей Церковью, ААЦ официально разрешает своим верующим приобщаться Божественным Таинствам в приходах других Церквей, и верующих тех Церквей причащает у себя. Но даже если бы те древние антивизантийские каноны были запретом всем и при любых обстоятельствах причащаться от оккупантов-византийцев, то такие каноны отменять ААЦ не было бы нужды. Они считались бы отмененными Самим Богом, Который отменил саму причину тех канонов – Византию. Хотя.. нет. Вот если Россия решит оккупировать большую часть Армении и на завоеванной территории устроить антипатриархат, то всякий клирик ААЦ согласившийся в таких условиях причаститься с русскими, подпадет под анафемы соборных определений.

Спешу разочаровать нашего «исследователя» и по поводу «сонма диофизитов». Никто не считает верующих т.н. «православных» Церквей теми самыми анафематствованными диофизитами. Во-первых, постхалкидонитское Грекославие в реальности не такое уж и диофизитское, как то мнится ее апологетам. Ведь оно не только не отрекается от веры святого Кирилла, которая, конечно же, была миафизитской, но и решениями своего «Пятого» собора АНАФЕМАТСТВУЕТ всякого, кто отвергает миафизитские формулы великих Отцов – «соединение произошло из двух природ» и «едина природа Бога Слово воплощенного». И вот в этом смысле, анафематизм Армянской Церкви против диофизитов лишь повторяет анафематизм Церкви Греческой.

Как бы не хорохорились воинственные «антимонофизиты» и как бы они не хотели представить Грекославие «Диофизитством», исповедание двух соединенных природ, при исповедании единой природы воплощенного Бога, указывает отнюдь не на Диофизитство, а на Миафизитство. Диофизитство – это однозначное исповедание только двух природ и жесткое отвержение исповедания единой природы воплощенного Бога Слово, как и Монофизитство есть исповедание только одной природы, при категорическом отвержении самого упоминания двух природ. Это две еретические крайности. Учение Греческой и Армянской Церквей о соединении Божественной и человеческой природ в Едином Христе отличается лишь нюансами, выискивать ереси в которых можно только в порочном желании усугублять конфессиональное противостояние.

И вот тут можно отметить, что к великому прискорбию, в Грекославие, в силу его имперского превозношения (аки «единственной подлинной Церкви»), проникло это порочное желание поддерживать конфессиональное разделение. В своем «антимонофизитском» порыве, апологеты «православной исключительности» не только вешали и вешают на дохалкидонские Церкви мнимые «ереси», но и для того чтоб отличаться от «еретиков» сами на себя приклеили ярлык «диофизитов» и теперь свято веруют, что именно Диофизитство и есть Православие. )))) Вся их проблема в том, что, цепляясь, всеми силами за диофизитский Халкидон они упустили из виду то, что учение Грекославия не стояло на месте и по многим пунктам вернулось к миафизитскому богословию. На самом деле, Халкидон – это такое «тату», которое однажды поставив на лоб, уже не могут вывести. Зато теперь грекославные вынуждены называть себя «диофизитами», в то время как это, судя по последамаскинскому богословию, совсем не так.

Что касается Армянской Церкви (как и для других дохалкидонских Православных Церквей) Диофизитство для нее действительно ересь, и тот самый «сонм диофизитов», что отвергал веру Великих Отцов и подлинно Вселенских Соборов, не может не быть анафематстванным. Обязательно должен быть анафематствован. И если нашим нынешним «православным» так уже хочется соотносить себя с этим «сонмом», то это уже их личная проблема. Мы их туда туалетным веником не загоняем. У них своя голова, свой выбор. Я же знаю одно, что для меня, равно как и для моего патриарха, добрый честный верующий РПЦ не является «диофизитом», но является ХРИСТИАНИНОМ и никто его не анафематствует. Если будет такая потребность, я пойду с ним причащаться, и его допущу к Причастию у себя, если у него будет такая потребность. А вот ключники совсем другое дело. К такому я не пойду, и его у себя не приму. И не потому что он, как ему кажется, «диофизит», а потому что он НЕ ХРИСТИАНИН. Мне ключаря и анафематствовать не нужно, потому что он самоосужден.


  • Добавим, что до сегодняшнего дня каждый священник ААЦ анафематствует томос Льва и весь «сонм диофизитов», под которым понимаются все члены Православных Церквей, не исключая, конечно, членов РПЦ.

А мне вот интересно. Если Самуилом Мнацакановым понимается именно так, то это обязательно так же понимается и в ААЦ? Не, ну я понимаю желание бывшего армянина как-то показаться перед русскими «своим», ради чего он может пальцем тыкать в своих бывших родственников, мол, смотрите, какие эти еретические армяне сволочные, анафематствуют «наш с вами русский православный народ». ))) Так и вспоминается веселая песенка «айнц, цвай, полицай!». Вот, казалось бы, ну стал ты в силу своей оторванности от армянства типа «православным», ну верь себе, как хочешь «правильно» по-гречески и считай армян неправильно верующими. Ведь ты даже не из тех, кто променял веру своих отцов на веру чужих отцов. Грекославие есть твоя вера изначально.

Но чего же ты имея армянское происхождение выставляешь себя на публику Павликом Морозовым, решаясь встать на путь хулы на Церковь армян? Это поможет как-то карьерному росту в РПЦ? Надежда на прославление в статусе знаменитого апологета и борца за чистоту веры? Типа, высокие церковные власти московского патриархата приметят «ревностного православного армянина» и будут его для примера остальным показывать всем в зоопарке? Или, может быть просто, безотносительно национальности, нравится усугублять и без того проблемные отношения между РПЦ и ААЦ? Но разве мало для этого русских ключников, которых хотя бы никто не упрекнет в предательстве своего народа? Вот не понимаю я такой «армяно-православной» логики… Может быть стоит подумать над сменой фамилии и имени?

Что касается папы Льва, с его томосом, то он действительно из того анафематствованного сонма диофизитов, т.к. создав свое криптонесторианское Диофизитство, расколол Вселенскую Церковь. Т.е. он не только ересиарх, но и раскольник. Не некое, в реальности ни одной Церковью никогда не исповедуемое «Монофизитство» стало причиной Халкидонского раскола, как о том повествуют «православные» байки. Причина раскола – властолюбие, высокомерие, неуступчивость и непреклонность этого человека, создавшего учение, отвергающее веру Великого Кирилла. Именно ото Льва пошла в империи вера во всевластие папства над Церковью, и через него же произошла вера в папскую непогрешимость.

В противоположность святому Кириллу Александрийскому, который ради сохранения единства и мира в Церкви согласился поступиться своим выверенным учением и принять компромиссное вероисповедание Антиохийской унии, «непогрешимый» и «всевластный» Лев видя и критику и сопротивление Восточных Церквей, и не подумал пойти на уступки. Наоборот! Он, проявляя свое «всевластие», сумел с помощью кесаря навязать свою ересь грекам (латиняне принимали любой папский новодел по-любому). И я, конечно же, искренне соболезную русским верующим, что они в силу конфессиональной традиции обязаны веровать, в «святость» папы Льва и в «православие» его томоса.

Но ирония ситуации в том, что в реальности, основная масса русских верующих людей даже не знает, чему на самом деле учил тот «святой», а его томос никогда не публиковался в открытом доступе. Преданность «православных» папе Льву и его томосу – фикция, отказаться от которой нельзя, не разрушив все здание Халкидонизма и не ударить в грязь лицом, признав, что полтора тысячелетия они были не правы. Умные люди на эту тему просто предпочитают молчать. Даже сами католики обходят теперь тему папы Льва и его томоса за три квартала, стараясь избежать вопросов об этом. И только ревностные апологеты грекославной конфессиональной исключительности регулярно вспоминают о Льве, но и то только для того, чтоб поистерить на тему ААЦ. Если бы не было повода покритиковать ААЦ, то о «богослове» Льве никто бы не вспомнил.


  • Происходит это следующим образом. Во время рукоположения епископ, используя богослужебную книгу «Майр Маштоц» ( Մայր Մաշտոց )[15], перечисляет список ересей и ересиархов, вопрошая посвящаемого в священники: «Анафематствуешь ли…?» или «Отрицаешься ли и анафематствуешь…?» На что ставленник, воздев руки, отвечает: «Отрицаюсь и анафематствую», и хор: «Да будет анафема». Среди перечисляемых епископом ересей есть и следующие: «Анафематствуешь ли Евтихия, который отрицал оправдание благодатию Христовой ( նզովե՞ս զԵւտիքէս , որ ուրանայր զշնորհօքն Քրիստոսի արդարանալն ) [16]… и Льва, и написанный им томос, разделяющий единого на двое». До этого же посвящаемый исповедует: «Да, святой отец, имею исповедание православной веры, и исповедаю вместе со святыми патриархами святую Троицу – Отца и Сына и Святого Духа, и вочеловечение ( զմարդեղութիւնն ) Христа Бога нашего; и анафематствую всех еретиков и сонм диофизитов»[17].

А в чем проблема? Анафематизмы – это древняя практика Церкви, и служат они для защиты правильного исповедания от лжеучений. Или тут недоумения иного рода, типа возомнившие себя «православными» и привыкшие всех и вся поносить как «еретиков», вдруг с удивлением узнают, что их самих кто-то считает еретиками? Наверное обидно? ))) А что мы можем сделать? Вы же отказались Шамбези подписывать. А там, между прочим, главный пункт соглашений – отказ от взаимных анафем. Подписали бы Шамбези и перестали бы анафематствовать чужих святых, то и Льва никто бы не анафематствал.

Но вам же хочется и дальше проклинать всех «неправославных», чтобы на их фоне выглядеть «православными», так вот пожинайте плоды своего «православия». Когда надоест, скажите, может быть, на новом раунде переговоров подумаем, как сделать так, чтоб папа Лев уже перестал от анафем ворочаться в гробу. Нам-то самим спешить некуда, ибо НИ ОДИН представитель ААЦ не числится в грекославных списках «еретиков» ))) Правда неожиданно? Этот факт настолько обескураживает ключников, что желая похулить хоть одного святого ААЦ, нам во святые сватают Диоскора и даже анафематствованного нами самими Севира… Этим они лишь усугубляют мнение о себе как о невежах и лжецах. ))


  • Подобного чина исповедания и анафематствования ересей и ересиархов во время хиротоний в диакона и пресвитера нет в «Чиновнике архиерейского богослужения», используемого в Православной Церкви[18].

А на какую мысль это замечание должно было бы навести читателя? Типа в РПЦ не анафематствуют еретиков? Если не секрет, как давно? ))) Или удивление тут в том, что русские и армянские требники не совпадают по содержанию? А должны? ))


О статье Самуила Мнацаканова на Богослов.ру. Предисловие
О статье Самуила Мнацаканова на Богослов.ру. Часть первая
О статье Самуила Мнацаканова на Богослов.ру. Часть вторая
О статье Самуила Мнацаканова на Богослов.ру. Часть третья
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Latest Month

Январь 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
free counters
Разработано LiveJournal.com